Свято-Никольский храм

 

В текущем году в нашей станице оканчивается постройка нового   кирпичного храма. Храм этот будет стоить обществу до полутораста тысяч рублей, что одно уже свидетельствует о грандиозности постройки, которая смело может считаться одной из первых в области. «Кубанские областные ведомости» 13 июля 1900 г. № 126.
В 1896 году во всей Кубанской области широко праздновалось 200-летие Кубанского казачьего войска . Эту юбилейную дату в ст. Новодеревянковской Ейского отдела решено ознаменовать закладкой и строительством нового каменного храма
Началом строительства был выбран 1895 год, но только 20 января   1887 года атаман станицы Конон Семенович Гавро в присутствии общества заключил договор с воронежскими подрядчиками Филатовы и Веревкиным, потому что местные запросили непомерно высокую цену.
Место под новый храм было выбрано красивое, высокое — на широкой площади, раскинувшейся перед новым казачьим правлением  и Александровским училищем, сооружение которого подходило к концу. По решению схода каждая семья должна была отработать определенные дни на строительстве. У кого были лошади- на подводах, безлошадные- на подсобных ручных работах.
Сбор пожертвований на храм вели особые сборщики, выбранные прихожанами, а «жертвы» записывались в специальные книги. Новодеревянковцы жертвовали кто что мог -деньги, вещи, домашний скот, птицу. Каждый считал за честь внести хотя бы не большую лепту в общее дело.
За год начала до строительства были загашены четыре большие ямы извести. Известковый порошок вместе с яичным белком шел в раствор, который намертво соединял кирпич. По преданию на строительство храма ушло полтора миллина штук кирпича и 150 тысяч яиц.
Храм по современным меркам рос сравнительно быстро. За два года он был выведен выше второго этажа. «На днях взобрались на постройку нового храма – писал в сентябре 1988 года корреспондент газеты «Кубанские областные ведомости»-главный купол который хотя еще не выведен, но и теперь она уже кажется очень высокой, так что с высоты ея видно и соединения станицы, несмотря на двадцативерстное расстояние».
Построенный в характерном для культового зодчества того периода так называемом «русско-византийском» стиле, величественный двусветный храм с колокольней напоминал скорее городской собор, а не сельскую церковь. В соответствии с традицией в православии посвящать  каждый храм какому-либо празднику или святому, новодеревянковский  освятили в честь Святителя Николая Мирликийского. Вознесшийся на метровом цоколе, храм представлял собой куб, увенчанный пятью куполами, опирающимися на восьмигранные барабаны. Пятиглавие  было широко распространено в православном зодчестве и несло смысловую нагрузку. Центральный купол, придававший зданию величественность и завершенность, олицетворял собой Бога Сына –Иисуса Христа, купола поменьше – четырех евангелистов, донесших до нас «благовествования» о чудесных деяниях Сына  Божия- святых апостолов Матфея, Марка, Луки и Иоанна.
С запада храм широкой переходной галереей соединялся  с колокольней, завершающейся двухъярусными восьмериками, в которых находились «звоны» — колокола. На нижнем ярусе звонницы помещался один большой колокол — 415 пудов 13 фунтов 32 золотника. На верхнем – 12 колоколов поменьше- от 250 до 2-х пудов. Каждый из них имел свое назначение. В большой звонили только на Пасху,  Рождество, а также когда случались черная буря или метели по. Звон разносился далеко окрестности, заблудившиеся путники ориентируясь на звук могли добраться до жилья. Другие колокола отбивали круглосуточно часы, созывали казаков на сходы, оповещали о пожарах. По звуку колокола в считанные минуты вся станица определяла, что случилось. Причем звонарь с помощью специального приспособления мог задействовать сразу несколько колоколов.
Дивную картину являло собой внутреннее убранство храма. Главный вход, проходя по нижнему этажу колокольни, вел в переходную галерею, освещенную четырьмя большими окнами,
а затем в молитвенный зал, своды которого поддерживались четырьмя огромными колоннами, переходящими  в верхней части  в полукруглые арки.
Алтарную часть украшал золотой деревянный пятиярусный иконостас. Храм был трехпрестольный, центральный предел освещался 89 окнами.
Кроме основных, культовых, храм нес и, выражаясь современным языком, мемориальные функции. В соответствии с приказом Наказного Атамана по Кубанскому казачьему войску, перед  Первой Мировой войной здесь были установлены памятные доски именами станичников-казаков, «павших героями служебного долга».
1 сентября 1900 года при церкви было открыто смешанное церковно-приходское училище, расходы по содержанию которого приняло на себя общество.
Бывший украшением станицы  на протяжении сорока лет, новодеревянковский храм разделил горькую участь культовых сооружений в тридцатые годы нашего века. Формальным поводом для закрытия в станицы церкви послужило то, что церковная община не могла выплатить огромный налог, возложенный на нее Новоминским райфинотделом. Население станицы после страшного голода в несколько раз уменьшилось, пожертвований не поступало, так как за работу в колхозах денег не давали, а ставили «палочки».
После закрытия церковь сначала  использовали как склад для хранения зерна, а затем райфинотдел настоял на ее разрушении в счет уплаты налога-недоимки за несколько лет. Письма станичников с жалобами на  самоуправство местной власти, направляемые в Ростов и Москву, неизменно возвращались на рассмотрение райисполком и только ускоряли разрушительные работы, неся жалобщикам большие неприятности.
Из Ростова-на-Дону как-то даже приехали инженеры-строители предложившие снять купола и переоборудовать здание под двухэтажную школу-десятилетку. Но местные активисты настояли на полном  «до основания» разрушении, чтобы церковь и видом своим не туманила головы и старым и малым.  «СТРОИТЕЛИ БУДОЩЕГО» за двадцать лет советской власти в совершенстве овладели своим главным ремеслом –технологией разрушения . С дух сторон здания выбивался кирпич над фундаментом, в образовавшиеся пустоты забивались деревянные столбы, которые принимали на себя тяжесть стен. Затем дерево обливали горючим и поджигали. Сгорая, столбы лишали стен здания опоры и они рушились.
На один из сентябрьских дней 1938 года был назначен завершающий акт вандализма.
—Вся станица сбежалась на это безумное зрелище- рассказывает Илья Дмитриевич Варивода. — В тишине хорошо было слышно, как трещат подожженные деревянные столбы-подпорки.  Вдруг вся земля вздрогнула, церковь как-то  вся покачнулась и медленно осела, исчезнув в облаке пыли… Люди кричали, стенали, падали в обморок и страшны были на фоне этого всеобщего потрясения стоявшие чуть поодаль радостно-оживленные УСТРОИТЕЛИ НОВОЙ ЖИЗНИ.
Церковные кирпичи были проданы новодеревянковским колхозам «Правда» и «Имени 17-го партсъезда», которые построили из них клуб и склады. Из остального материала в Новоминской был сооружен кинотеатр. Много хлопот доставил большой колокол. Прежде чем сдать в утиль, с ним пришлось повозиться. При падении с высоты он не разбился, а разбив церковную паперть, глубоко вошел в землю и его пришлось травить кислотой, рубить зубилом, чтобы довести до «НУЖНОЙ» кондиции.
Жители станицы верят что пройдет время и на одной из станичных площадей  возродится красавиц храм, как связующая нить между прошлым и настоящим, свидетельство нашего уважения к предкам и покаяния за десятилетия глумления над человеческими душами.

 

Использованы материалы краеведческих изысканий Александра Васильевича Дейневич.